Давай изобретём веломобиль / Вернуться на главную

 


Как становятся веломобилистами

Путешествия на «чёртовой тележке»

Участие в XII Всемирном фестивале молодежи и студентов в Москве летом 1985 года и другие обстоятельства помешали нам осуществить давно задуманное большое путешествие на «Божьей коровке». А зимой, опираясь на собственный опыт, советы и помощь единомышленников по Московскому клубу энтузиастов биотранспорта, мы с сыном построили новый веломобиль, в котором постарались устранить недостатки первой модели — большую массу, громоздкость, сложность при сборке, недостаточную надежность некоторых узлов.

Основные технические решения, оправдавшие себя в «Божьей коровке», мы оставили в новой машине: четырехскоростной привод от велосипеда «Турист» только на левое заднее колесо, единый коленчатый вал из трех педалей и четырех шатунов, рулевой механизм с управляющими тросиками, тормоза на задних колесах с общей рукояткой управления.
Куда же отправиться на новом веломобиле?

Увеличить...

Несколько лет назад, направляясь с компанией горных туристов в район хребта Терскей-Ала-Тоо, я два дня провел на озере Иссык-Куль, купался и загорал на песчаных пляжах Чолпон-Аты, акклиматизировался перед уходом в горы. Уникальное озеро произвело на меня столь сильное впечатление, что я решил когда-нибудь не пожалеть целого отпуска, чтобы ознакомиться с ним более основательно. Как это сделать? Обойти озеро пешком (440 км) — слишком долго, скучно и незачем, если имеется асфальтированное шоссе.

Туристы знают: лучше плохо ехать, чем хорошо идти. Ехать же на автомобиле — слишком быстро и неинтересно. На автомобильной скорости вдоволь не полюбуешься мелькающими пейзажами. Проходимость автомобиля недостаточна, чтобы съехать с дороги на берег в любом понравившемся месте. Да и вообще проезд на автомашинах к озеру разрешен только по специальным пропускам. Вот так и получилось, что самым подходящим средством для путешествия на Иссык-Куль стал наш двухместный веломобиль.

Маршрут путешествия мы проложили из Алма-Аты через отроги Тянь-Шаня к озеру Иссык-Куль, а затем по шуйской долине к Фрунзе. Выехав из столицы Казахстана, мы пересекли плодородную равнину с созревающими виноградниками и садами, поднялись в горы на высоту 3000 м, проехали через цветущие альпийские луга в перевальной зоне и по живописной речной долине со склонами, поросшими темной тянь-шаньской елью, спустились к заветному Иссык-Кулю.

В казахском поселке Кеген, где мы останавливались на ночлег, один из добровольных помощников в ремонтных работах назвал наш экипаж «шайтаншахом», что якобы означает «чертова тележка». Я сомневался в точности перевода, но название нам понравилось. В тот же день мы прикрепили к переднему багажнику фанерный четырехугольник с буквами, вырезанными из черной изоляционной ленты. Так родился «Шайтаншах». Через несколько дней, уже в Киргизии, нам сказали, что «чертова тележка», оказывается, — «шайтанарба». Но не менять же название каждый день?

С некоторым трепетом мы подъезжали к посту ГАИ у дороги, ведущей на Иссык-Куль. Зона заповедная, пропустят ли? Но сотрудники ГАИ оказали нам самый радушный прием, вне всякой очереди зарегистрировали в постовой книге как двухместное транспортное средство марки «Шайтаншах» без мотора и без номера и сделали такую запись в нашем бортовом журнале: «Нам очень интересно было увидеть товарищей на этой «машине людей выдумывающих». Счастливого пути вам или, как у нас в Киргизии говорят, жолунар шыдыр болсун. Адыбеков А., старший инспектор ГАИ Иссык-Кульского облисполкома».

Несколько дней мы огибали озеро, со всех сторон окруженное неприступными с виду, зубчатыми, с полосами сияющего на солнце снега и ледников хребтами Тянь-Шаня. Наблюдали, как постоянно меняется цвет озерной воды — от светло-голубого по утрам до бирюзы и сапфира после восхода солнца.
Для ночлегов и дневок на озере обычно выбирали пустынные песчаные пляжи, окаймленные колючими зарослями облепихи и шиповника. По нескольку раз в день купались в прозрачной, теплой, слегка солоноватой воде.

Увеличить...

Конечно, кроме праздников были в нашем путешествии и суровые, будни, когда на крутых поворотах летели спицы, отваливались колеса, лопались камеры, терялись Дефицитные гайки. Ремонтные работы отняли много сил и времени. Мы сделали однозначный вывод: создание надежной и работоспособной веломашины требует тщательной конструкторской проработки, кропотливой доводки и испытания в максимально суровых условиях. Но не менее справедлив и другой выстраданный нами вывод: веломобиль — достаточно простая машина, поддающаяся ремонту, восстановлению и даже усовершенствованию в самых неприхотливых полевых условиях.

Проявив достаточно настойчивости, находчивости и изобретательности, настоящий веломобилист обязательно доберется до конечного пункта маршрута своим ходом. Мы побывали на гребне плотины знаменитого Медео, в музее и на могиле великого географа в Пржевальске, фотографировали причудливые кирпично-красные скалы вблизи радонового курорта Джеты-Огуз, поражались дикой красотой Боомского ущелья, прорезанного в безлесных скалах зеленоводной Чу. За две с половиной недели, не слишком торопясь и устраивая дневки для отдыха, преодолели около 1000 км.

Осенью 1986 года я участвовал в организованном Московским клубом энтузиастов биотранспорта коллективном тест-туре «По городам Золотого кольца России». За восемь дней мы проехали почти 800 км по маршруту Москва — Загорск — Переславль-Залесский — Ростов Великий — Карабиха — Ярославль — Кострома — Иваново — Суздаль — Владимир — Москва. В походе участвовали шестеро «испытателей» в возрасте от 33 до 50 лет на четырех одноместных веломобилях и автомобиль сопровождения. Двое из нас впервые сели за руль веломобиля еще раз подтвердив, что езда на нем не требует специальной подготовки.

Свободное время, которым мы располагали, не превышало недели. Но все же нам удалось совместить знакомство с уникальными архитектурными, художественными и историческими памятниками и свидание с глазу на глаз с неповторимой природой средней полосы России, а между делом получить солидную порцию антигипоинамической нагрузки, так необходимой сегодня каждому человеку. Поездка в самом комфортабельном туристском автобусе таких возможностей не дает.

Мы обедали в придорожных кафе и столовых, ночевали в гостиницах и на турбазах, однажды даже в доме для приезжих музея-усадьбы Н. А. Некрасова в Карабихе. Опыт показал, что легкие веломобильные тенты не спасают при затяжных дождях. Поэтому в ненастную погоду приходилось одеваться в самодельный костюм из непромокаемой ткани. В сухую погоду дневной пробег составлял 100—120 км.

На всем протяжении тест-тура мы не получили ни одного замечания от сотрудников ГАИ. Врач, ежедневно считавший наши пульсы, измерявший давление и снимавший кардиограммы на портативном кардиографе, считает, что все мы закончили поход в отличном состоянии и не подвергали себя чрезмерному напряжению. Принятый нами темп велопробега оказался вполне доступным каждому здоровому человеку.

Солнечным июльским утром 1987 года мы с сыном вынесли наш двухместный «Шайтаншах» из подъезда родного дома, загрузили багажники и покатили по Москве в сторону Волоколамского шоссе. Преодолев отроги Валдайской возвышенности, мы пересекли границу Латвийской ССР, свернули с автомагистрали и через небольшие уютные городки с узкими торговыми улицами дореволюционной застройки и готическими костелами (Виляны, Прейли, Ливаны, Екабпилс, Плявиняс) после двух ночлегов на берегах Даугавы прибыли в Ригу.

Дальше наш путь проходил через Вентспилс, Кулдигу и Лиепаю, мимо лесных озер Усмас, Набас, Дурбес и вдоль берега моря в Палангу. На этот раз маршрут протяженностью около 1500 км отнял две недели. Оставшееся время отпуска мы прекрасно провели на песчаных пляжах и асфальтированных велодорожках Паланги.

Назад | Содержание | Далее
 

 

 

2011. Давай изобретём веломобиль.